February 11th, 2010

Pacific

Репутации и инновации

jobs_hell[1] Анонс Apple-ом своего грядущего десятидюймового дитя без видео-глаза (OK, может, и с глазом: есть разных мнений, поживем – увидим) на новостном безрыбье привело к лавине событий, иногда несколько неожиданных.

Ну, во-первых, все, кто хотел и мог, дружно отстрелялись по iPad-у в диапазоне от чудовищности названия до претензий патентного свойства. Не думаю, что Apple к этому был не готов, но в целом получилось как-то даже непривычно: в прошедшем сезоне критиковать Apple за дизайн, юзабилити и функционал считалось моветоном, а тут - прорвало.

Во-вторых, на защиту любимого брэнда вступилась армия фанатов и поклонников Apple. В мирное время их читать даже забавно: люди, что и сказать, разноцветные и разносторонние, – но вдруг оказалось, что воевать-то они по настоящему не умеют. Например, уважаемый пропагандист Daniel Eran Dilger вышел из тумана, сказал, что в письменном виде ему защищать iPad несподручно, поэтому он купил отсутствующую на iPad-е веб-камеру, открыл личико и начал проповедовать словами, мимикой и жестами. Я закупил было попкорна на все серии (там их уже 8, и конца не предвидится) и приготовился смотреть, но надоело очень быстро: аргументы типа “больше-то восхищаться нечем, так давайте повосхищаемся iPad-ом!” и “Люди, утверждающие, что интерфейс iPad повторяет iPod - куплены” все же не очень убеждают.

Я отложил попкорн и задумался. На самом деле Apple строго следует выбранной стратегии, включающей продвижение совершенно определенных типов инноваций и сервисов, модель продаж (для себя и для партнеров), харизматически-технологическую составляющую и полностью подконтрольную среду приложений. Ну, то есть, там много еще чего, но суть в том, что у фирмы есть четкая и определенная стратегия. Она есть. Своя. И вот это – важно само по себе, безотносительно того провалится iPod или нет. И, скажем, усилия Apple по созданию офисных приложений, с которыми можно работать без клавиатуры – это часть вот этой вот большой стратегической игры. Apple это сделал – для себя, и за других, – тех, которые этого не сделали.

Третья часть этого марлезонского балета оказалось посвящена “другим”: внезапно под жестокий и плотный обстрел попал Microsoft (не знаю, планировал ли Джобс что-то такое или “получилось как всегда”). Вначале по блогам прошелестело дежурное “Балмер, уйди сам!” Такие призывы появляются давно и безнадежно, и на них мало кто обращает внимание (включая собственно виновника торжества). А дальше произошел Большой Взрыв: New York Times опубликовала статью “Microsoft Creative DestructionДика Брасса, бывшего вице-президента Майкрософт (кстати, в далеком прошлом - изобретателя и разработчика первой компьютерной программы проверки орфографии), в которой он отбомбился по внутренней системе корпорации:

Microsoft превратилась в неуклюжего, неконкурентноспособного инноватора. Ее продукты осмеяны, часто несправедливо, но иногда — заслуженно. Ее образ так и не восстановился после антимонопольного преследования в 1990х. […]
В отличии от других компаний, Microsoft так никогда и не разработала систему для инноваций. Кто-то из моих бывших коллег может даже утверждать, что она на самом деле разработала систему для борьбы с инновациями. Несмотря на то, что у компании была одна из самых больших и лучших корпоративных “лабораторий” в мире, и имея роскошь в виде не одного, а целых трех директоров по технологиям, компания постоянно умудряется запутать усилия своих мыслителей.”

Оппоненты Майкрософт с восторгом растащили статью по СМИ и блогам, пристальное внимание к проблеме “Есть ли жизнь в Майкрософте?” повлекло за собой цепную реакцию: оказалось, что, если присмотреться, выяснится, что фирму массово покидают вице-президенты, и не только, что iTunes задней левой ногой убил попытки Майкрософта повторить успех, и т.д. и т.п. И вот у меня ощущение, что ровно эта волна застала Майкрософт совершенно врасплох: что-то надо делать, причем, сейчас, немедленно, вчера!.. Организовать утечку информации о Windows 8? О Windows Mobile 7? Организовать пресс-концеренцию? Рекламную кампанию?

Майкрософт всегда отвечал на вызовы и всегда исправно платил по счетам: надо отвоевать кусок рынка – платили, вкладывались, побеждали. Надо нейтрализовать конкурента – нейтрализовали, платили за это деньгами или репутацией, но побеждали. Сейчас Майкрософту опять приходится платить, но уже совсем за другое и в обороне.

Ясно, что ничего еще не кончилось. Попкорн не пропадет.