February 26th, 2009

Pacific

И еще кризисное

Я тут в промежутках между ваянием видео продолжаю свои бессистемные беседы с разными знакомыми из разных фирм и групп. Ничего сенсационного, но вот что я хочу сказать.

Думаю, все понимают, что наличие работы – это важно, что найти ее сейчас непросто и все такое. И, если менеджмент фирмы (aka работодатель) пользуется моментом, чтобы ухудшить условия труда, и при этом валит все на кризис, то уход ключевых сотрудников – это только вопрос времени. Каждая фирма рисует себе то будущее, которого она заслуживает: настоящее лицо фирмы раскрывается именно сейчас. Привычные координаты исчезают: то, что годами делалось для галочки, перестает работать, “галочки” больше не котируются. Увольняют одного – оставшиеся двадцать внимательно следят и “примеряют” на себя обстоятельства. Формально все кипит, но начинаешь беседовать с ними с глазу на глаз, и картина меняется.

Ключевой менеджер. Уже знает, куда уйдет и когда уйдет. Хладнокровен как удав. Осталось дождаться апреля-мая и удивить босса.
Ведущий инженер. Рассматривает два или три предложения от более мелких фирм. Не торопится. Взвешивает.
Руководительница группы. Что-то чувствует, но не знает наверняка. Вся в делах. Не до людей.
Остальные. Рады бы свалить, но после многих лет уютного существования не решаются, да и забыли уже, как и зачем это делается. Всего боятся. Вслух никто не жалуется.
Их общий босс. Ничего не видит, строчит письма о своих успехах и рисует презентации для уже своего начальства. Своих сотрудников в них не упоминает, старательно подбирая слова и выпячивая собственную значимость. Слова “кризис” и “бюджет” встречаются в письмах и презентациях многократно. Чувствуется, слова – любимые, лелеемые…

Посмотришь на них – вполне такая себе энергичная группа: рано утром – совещание, пашут допоздна, раз в квартал – выезд куда-нибудь (псиса!), раз в месяц – квази-неформальное мероприятие (еще псиса!). Руководительница группы ждет повышения за свои старания.

На самом деле даже и лучше, что все это развалится. Всем – лучше.