July 28th, 2006

Pacific

Конец (июля)

Знаете ли вы, что пyтём пpостейшей пеpестановки бyкв из Снегypочки может полyчиться как эпическая Огнесpyчка, так и абсолютно неполиткоppектная Hегpосyчка. А пожелание С Hовым Годом пpевpащается в бpyтальное Говно с дымом?
При всем при том, что я каждый день купался, встречался с чудным Вовой Габриелем (о котором речь отдельно), бурно жарил мясо и принимал гостей, я умудрился как-то чудовищно выпасть из реальности и не выспаться. Теперь я, соответственно, впадаю назад - через Милен Фармер образца 2005 года, через чтение мемуаров об "Урфине Джюсе", через удивление от того, что на моем сайте половина линков перестала работать, но зато сайт попал в нужные поисковые машинки, через Дона ДиПалма, внезапно написавшего не очередную книгу, а мне письмо... В общем, правильно, так и надо. Ну сколько можно работать-то? Надо же как-то же когда-то же и на поверхность всплывать.
Не перевелось еще пиво в холодильнике и интернет в моих проводах. Будем размачивать себе изрядно усохшие мозги.
Pacific

Полгода спустя. Те же и клумба

Свет наш Кондолиза, пишут тебе сама знаешь кто, а не знаешь, так и не надо. Ты уж не прогневись, матушка: уж и за печкой искали, и в печке искали - нет никакого шпионажу. Мы уже и посла аглицкого спрашивали: посол, говорим, нах!.. Где ты нах девал шпионаж нах и что ты делал с восьми до одиннадцати? Он говорит: трудился, говорит, на благо, греб в обе руки, а, если и сболтнул чего, так то по пьяни и в темноте, так что лиц я все равно не помню. Ну мы осерчали бяхомъ, ступай, говорим, скотина пьяная и без шпионажу не возвращайся. И что бы ты, матушка, думала? Вернулся сокол! В Доху я, говорит, не был, но притаранил шпионаж аглицкой работы - в форме каменного цветка, растет на клумбе и обладает чудесными свойствами: будучи засунут в задницу подозреваемому, начинает вещать голосом подозреваемого. Испытано на авторе, Даниле-мастере. Не выходит, спрашиваем, каменный цветок и не передавал ли ты каку сведению в Китай? Данила теперь в Лефортове сидит, на себя страшные вещи пишет. Так что, матушка, шпионажу нашего никакого нет, а цветок этот мы к сей писуле прилалаем: засунь его себе куды хочешь.
Засим кланяемся.